Дрессировка Фари

Очередная история от .

Фари

О главной проблеме мне рассказали еще по телефону.
— Он очень несмелый! – сказали мне. И повторили в разговоре это еще несколько раз. И вообще, как я поняла, это была главная проблема в жизни молодого черного овчара и его главного хозяина. — Ну, и еще он плохо слушается!
Овчарка, да еще и «несмелая». Трусит при встречах со всеми собаками и дает себя обижать.

Нууу, подумалось мне, проблем тут не оберешься. На немецких овчарок часто жалуются со стороны их особенной психики – то они убивают на прогулках чужих щенков, то обладают каким-то синдромом, заставляющим их слишком суетиться, то вообще что-то происходит с их «крышей»… ничего личного, это у меня просто ассоциации такие, если встречаются собачники и разговаривают про овчарок, то именно на эту тему чаще всего идет разговор… а может все на деле и не так страшно…

С такими мыслями иду встречаться со Егором Викторовичем и его Фари.
Фари оказывается крупным и красивым молодым черным немцем (скорее всего, потомком «восточников» и «гэдээровцев») с удивительно милой и дружелюбной мордой! Он с ходу пришел ко мне в ручки и мы с ним радостно поласкались, похлопались по широкой и в общем вполне упитанной, но очень необмускуленной – позвонки на ощупь торчали – спине… А потом пошли на почти закрытую выгульно-дрессировочную площадку, которые тут почти на каждом шагу, и еще поласкались! И еще, и снова, поласкались, и инструктор долго и весело хвалил пса: — «хороший пес, хороший, отличный, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ!!!!!!!!».

А пес – пес вертелся юлой, стремясь подставить каждую шерстинку под теплые ладони, не упустить ни секунды, поглощая своим телом ласку человеческих рук, и выглядел в эти минуты подвальным желтым и чахлым росточком, впервые вынесенным на солнце. Он удовлетворял застарелую свою потребность, прямо жажду!

Да у него диагноз простой, внезапно остро понимаю я. Ему просто недостает одобрения от вожака стаи – человека! Взглянув на владельца, убеждаюсь в этом: суровый, широченный в плечах бывший геолог, и как потом выяснилось – начальник полевой партии.

К нему, то есть, к хозяину, прекрасно подходят все определения, лежащие между «кубический» и «брутальный» и заканчивая чем-то вроде «могучий» или «матерый». Но вместе с этим — вполне себе интеллигентный седоусый москвич шестидесяти лет. И еще потом выясняется, что он – потомственный дворянин, и москвич не простой, а коренной. Во всяком случае, его прямой предок подписал знаменитое «соборное уложение» в тысяча шестьсот каком-то году!..

Это один из тех суровых и настоящих мужиков, на которых пока еще держится наша российская цивилизация, которые умеют делать дело, нести за него ответственность и отличают настоящее от мнимого. Они ценят в одежде – добротность, а не моду, в машине – надежность, а не дизайн, а в людях – искренность, а не выпендреж. Потому что в тайге, в автономной заброске, значение имеет только Настоящее.

И все это замечательно и прекрасно, но мне при всех моих красноречивых талантах так и не удается заставить этого сурового Тараса Бульбу хоть чуть-чуть смягчить тембр его голоса, дабы обозначить для пса «одобрение хозяином»! Очевидно, слишком много его побила жизнь, слишком опасно даже ненадолго уподобляться кому-то слабому…

Впрочем, и одного моего одобрения Фарику хватает на то, чтобы развеселиться, набегаться по площадке и, выйдя в лес через час, укатать в снежный комок случайно встреченную крупную дворняжку. И – он над ней доминировал! Его уши и хвост теперь были победно подняты, пес скакал по сугробам и наслаждался весной, свободой, радостью бега и совершенно очевидно был счастлив!

Спрашиваю у хозяина:

— Ну что, узнаёте своего зверя?

— Нет слов!.. – отвечает.

Спустя несколько дней Фари все еще не хочет слушаться хозяина и рвется в лес, бегать на свободе. Мы отпускаем его – и он носится вокруг, нарезая стометровку за стометровкой, и иногда пробегает мимо людей, хоть и не пристает к ним – а ведь он огромный и черный: кому на таком фоне видны наивные глаза этого юного веселящегося оболтуса?!

Хозяину страстно хочется снова посадить его на поводок, чтобы не беспокоиться об этом. Но я вижу, что собака совершенно не интересуется никаким лакомством, а вот острый дефицит свободного движения абсолютно не удовлетворен.

Прописываю сначала совместный выгул с одной знакомой полуовчаркой, которая часто делит с нами одиночество во время прогулок. Собачка очень подвижная, постоянно носится галопом, при этом вполне послушная и адекватная — в самый раз подошла бы в качестве отвлекателя Фарикового внимания для свободных прогулок. Но — не получается: за неделю они погуляли только раз, и то из полутора часов они были в свободном полете не более половины времени. Этого страшно мало, чтобы нагулять овчарку!

Не желая зря дрючить этого прекрасного, при всем при том вежливого к хозяину сОбака на «механике», отправляю их еще нагуливаться до умопомрачения, как минимум – на неделю. Только после того, как пес перестанет бояться, что его сейчас схватят, посадят на поводок и утащат домой, а еще и малость проголодается, можно будет заинтересовать его кусочком лакомства с ладошки.

В аккурат сейчас они выехали на неделю обживать дачу, главным образом потому, что в городской квартире гостит аллергичная невестка. Ну вот, посмотрим, что будет.
  • Проголосовать за пост:  
  • 0
  • 15 октября 2009, 16:40
  • admin

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.